суббота, 29 октября 2016 г.

Почему в полиции возник кадровый голод и каковы масштабы этой проблемы...

Наша страна переживает очередной этап реформирования. Конечно же, как и во всем, изменения даются нелегко и имеют последствия. Если взять, к примеру, судебную систему, то ее реформирование привело к тому, что сейчас в Украине уже в 8 районных судах некому осуществлять правосудие. Что касается реформы полиции, то
проблема с кадрами там не менее остра.

Руководители ведомства утверждают, что кадровый голод – это временная ситуация, и большой проблемы нет. Но работники полиции в райотделах придерживаются противоположного мнения и утверждают, что проблема с кадрами очень большая, и это влияет на раскрытие преступлений и их качественное расследование. «Судебно-юридическая газета»попыталась разобраться в сложившейся ситуации.

Очищение

Напомним, что как только Арсен Аваков стал главой МВД, он сообщил, что планирует сократить силовую структуру минимум на 30%. Видимо, его прогнозы сбылись, причем даже с лихвой. Многие эксперты отмечают, что в полиции наступил кадровый голод. На местах катастрофически не хватит людей, особенно следователей и участковых.

Сами следователи отмечают, что людей осталось очень мало и нагрузка на каждого следственного работника высокая. В приоритет берутся резонансные преступления, а до «мелких» они не добираются, потому что физически не успевают. Что касается участковых, которые находятся в постоянном контакте с местными жителями, чтобы оперативно выявлять потенциальные преступления, то там ситуация еще хуже. К примеру, если взять один из микрорайонов Киева – Березняки, то там на 50 тыс. жителей всего 5 участковых.

Одна из экс-следователей ПО ГУ Национальной полиции в Хмельницкой области рассказала интересную статистику: «После так называемой реформы в райотделах в следственных и оперативных подразделениях осталось по 1/3 работников, а это обычно 3–5 человек. У каждого из них нагрузка, по меньшей мере, в 3 раза больше, чем должна быть, ведь необходимо выполнять работу за двух человек, которых нет.

Так, у одного следователя в производстве находится в лучшем случае около 200 уголовных производств, по которым он должен проводить следственные действия. Учитывая, что следователь и оперативный работник – обычные люди, которым необходим хотя бы сон, им кроме дежурств и проведения неотложных следственных (розыскных) действий ни на что времени не остается. В связи с физической невозможностью провести все необходимые следственные действия начинаются жалобы в разные инстанции на ненадлежащее расследование уголовных производств.

При рассмотрении жалоб не учитывается, мог ли указанный работник физически 24 часа в сутки 7 дней в неделю выполнять все необходимое для полного и объективного расследования уголовного производства. Так и получается, что сотрудники полиции, работающие круглосуточно, получают взыскания, тогда как часть работников, которые только делают вид, что трудятся, выставляя селфи в форме в социальных сетях, получают поощрения.

Еще одно ноу-хау полицейской реформы – разаттестация работников экспертно-криминалистических служб, согласно которой в районах остались только инспекторы-криминалисты, которые могут изымать следы и вещественные доказательства на месте происшествия и не имеют права проводить экспертизы. Для проведения назначенной экспертизы доказательства нужно везти в НИЭКЦ в областном центре (за 50–200 км), где работают несколько экспертов. Их, кстати, также сократили, и они завалены обычными экспертизами, такими как дактилоскопия и трасология, месяца на 2–3 вперед. Я уже не говорю о сложных экспертизах, на проведение которых может уйти около года».

Специалисты утверждают, что такая ситуация сложилась в результате не лучшим образом продуманных и проведенных кампаний по люстрации и аттестации работников полиции. Но руководители силового ведомства, как уже упоминалось, отрицают наличие кадрового коллапса в полиции, отмечая, что большой проблемы нет, это все временные трудности. То, что в результате переаттестации систему покинули более 5 тыс. полицейских – в видении руководства позитивный момент, так как это показатель того, что система очищается.

Некомплект

Тот факт, что по официальной статистике некомплект в полиции составляет более 20 тыс. человек, видимо, не означает в понимании руководства наличие проблемы. Благо, министр МВД хоть признал, что состав Национальной полиции Украины недоукомплектован. «Сейчас на практике – некомплект. Не хватает 18 875 полицейских и 1 497 госслужащих, – заявил он, но в продолжение отметил: – Завершен первый этап очищения. Болезненный, непростой и не последний: работает внутренняя безопасность, работает общественный совет МВД, внедряются программы переподготовки». Позже, как заверил А. Аваков, будут обнародованы полные списки прошедших и не прошедших аттестацию полицейских.

Во время коллегии МВД Украины, которая проходила при участии премьер-министра Украины Владимира Гройсмана 20 октября 2016 г. в ГУ Национальной полиции в Киеве, министр сообщил: «Аттестация завершена, все назначены на должности, и я буду требовать результаты работы. Переходный период закончен».

Что ж, раз переходный период закончен, общество также будет ждать результатов работы.

Криминогенная обстановка

Не только эксперты, но и сами представители полиции признают, что в стране значительно ухудшилась криминогенная обстановка. Причины называют разные: и уровень жизни населения, и военные действия на востоке страны, и «закон Савченко», и мн. др. Но иногда поражают высказывания руководителя Нацполиции о том, что стало причиной увеличения преступлений: «граждане обнищали», «безработица», «либеральные законы», «суды отпускают преступников». Казалось бы, из уст главы Нацполиции должны звучать нормальные объяснения. Хотя как не объясняй, ситуация от того лучше не станет.

По словам Хатии Деканоидзе, количество преступлений выросло на 23%. Но генеральный прокурор Украины Юрий Луценко на заседании Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, которое проходило 21 сентября с. г., озвучил еще худшую статистку. «Информация, к сожалению, очень негативная.

Это сухая статистика, которая отображает реальность. С начала года зарегистрировано 410 тыс. уголовных производств, что на 25% больше, чем в прошлом году. Из них много тяжких преступлений, в т. ч. убийств. Число убийств увеличилось и в мирных регионах. С начала года зарегистрировано 221 тыс. краж, что на 38% больше, чем в прошлом году. Также зарегистрировано 16 200 грабежей, что на 40% больше, и 2 400 разбоев, что на 30% больше, чем годом ранее. За этот год совершено больше 25 тыс. уголовных правонарушений в общественных местах Киева», – рассказал генпрокурор. По его словам, более чем вдвое уменьшились показатели раскрытия преступлений по наркотикам. И это все свидетельствует об управленческой дезорганизации полиции.

Уголовные проступки

В представлении руководства силового ведомства, ситуацию с нагрузкой на следователей может исправить принятие закона «Об уголовных проступках». По словам министра МВД, на сегодняшний день почти 50% уголовных преступлений составляют преступления небольшой степени тяжести, и по каждому из них требуется проведение всех процессуальных процедур, что перегружает работу следователей. «Сотни дел на одного следователя – это профанация, а не реальное расследование преступлений. Рассчитываем, что этот документ будет принят в Верховной Раде в ближайшее время и очень серьезно упростит и сделает более эффективной работу полиции», – отметил А. Аваков во время коллегии МВД 20 октября.

Но даже если примут закон, что, безусловно, уменьшит нагрузку на следователей, профессионалов в систему он не вернет. Ведь ни для кого не секрет, что так называемое «очищение» очистило ряды полиции не только от нечестных и неквалифицированных работников, но и от профессионалов. Многие опытные люди, которые много лет прослужили в органах, не прошли аттестацию, и даже если восстановились, то сразу написали рапорты на увольнение. Ведь после такого унижения мало кто захочет работать.

О том, что профессионалы уходят, говорят не только работники райотделов, чьи коллеги ушли – народные избранники также отмечают эту проблему. К примеру, на уже упоминавшемся заседании Комитета народный депутат Украины Юрий Мирошниченкообратился к Х. Деканоидзе: «Есть ли надежда на то, что те профессионалы, которые отсеяны в связи с переаттестацией, смогут вернуться на должности? Только сегодня мне позвонили и сказали, что в Харькове переаттестацию не прошли 5 следователей по особо важным делам, которые являются профессионалами своего дела. Я лично знаю этих людей и могу с уверенностью это подтвердить». На что руководитель Нацполиции ответила: «Назовите мне фамилии этих «очень хороших» профессионалов, и мы проверим. Даже если так, есть апелляция и кассация. Проблема не в этом, а в том, что профессионалы сами пишут рапорты и уходят».

Собственно, этими словами глава Нацполиции и описала сложившуюся ситуацию с кадрами: проблема не столько в том, что многие подразделения недоукомплектованы (можно набрать новых людей) – проблема в том, что уходят профессионалы. Ведь, к примеру, следователем за три месяца обучения не станешь, для этого нужно время. И кто может гарантировать, что те новые люди, которые придут, будут качественно раскрывать и расследовать преступления? В этом и состоит наибольшая опасность, по всей видимости, наступившего кадрового коллапса в полиции.

КОММЕНТАРИИ


Виктор Чумак, зампредседателя Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции

– По моему мнению, прошла не полицейская реформа, а только витражная замена отдельной части полиции. У нас, если я не ошибаюсь, около 20–25 тыс. патрульных полицейских на всю страну. А всей полиции – 200 тыс. человек. Это разные службы – оперативные, следственные, подразделения участковых и пр., и они не реформированы. Но извините, там также не очень высокое качество профессионального состава, и это является большой проблемой. Поэтому с одной стороны – неэффективные суды, с другой – неэффективные правоохранители, а с третьей – безнаказанность преступников.


Владимир Жиденко, начальник правового департамента Нацполиции

– После всех аттестаций и т. п. действительно сложилась такая ситуация, что возник кадровый голод не только в регионах, но и в Киеве. Однако эта проблема решаема. На данный момент уже работают полицейские комиссии. В 11 областях уже проходят наборы. В Киевской области набор на следователей и участковых закончился, и уже проходит обучение. Также заканчивается набор в департамент патрульной полиции, который покроет некомплект, существующий на данный момент. И я думаю, что проблема будет решена. Кроме того, все говорят, что Нацполиция состоит из старых работников, т. е. бывших милиционеров, однако я могу сказать, что в связи с новыми наборами (а это на 90% новые люди) обновление личного состава очень существенное. Поэтому, думаю, данная проблематика будет решена именно наборами в Нацполицию.

Кроме того, стоит обозначить, что Министерство внутренних дел вместе с учеными разрабатывают законопроект об уголовных проступках, который значительно улучшит ситуацию с расследованием уголовных правонарушений и уменьшит нагрузку на следователей. Это произойдет в связи с тем, что будет упрощенная процедура, определенная категория статей будет отнесена к уголовным проступкам, и процедура прохождения от момента совершения проступка до привлечения к ответственности будет быстрой и упрощенной.


Хатия Деканоидзе, глава Национальной полиции

– У нас около 18 тыс. вакансий. Почему эта цифра такая большая? В первую очередь потому, что очень многие не перешли из милиции в полицию. Плюс аттестация 5 400 человек. Но самое главное, мы очень хорошо понимаем, что такое некомплект участковых и следователей. Для этого мы и объявили конкурсы. Однако мы тоже должны понимать, что для доукомплектации должно быть финансирование. Думаю, до конца года у нас уже будет определенная цифра. Кроме того, нам нужно урегулировать законодательство. Ведь полиция при недостатке кадров и без должного законодательства не может нормально существовать. Но мы также должны понимать, что не аттестация выбила нормальных людей, тех же следователей, а выбило то, что у них была зарплата 4 тыс. грн. На каждого следователя была большая нагрузка, больше, чем по 250 производств, и они расследовали дела на 4–5 млн при зарплате 4 тыс. грн.

Сейчас мы перешли на другой этап. Мы сделаем зарплату для оперативных работников и следователей в районе 10 тыс. На конкурсы, которые мы объявили, подали много анкет, а это означает, что люди хотят прийти и работать. Как только человек увидит, что у полицейского есть достаточная мотивация: зарплата, оборудование, машина, планшет, по которому тот же участковый может проверить все базы, это поднимет мотивацию и достоинство полицейского. Мы должны сделать профессию полицейского популярной.

Кроме того, до конца года мы хотим доукомплектовать патрульную полицию, чтобы перекрыть межрайонные и межнациональные трассы. Люди не хотят больше видеть на дорогах такой «организм», как ГАИ. Но, к сожалению, для того, чтобы патрульные патрулировали все эти трассы, у нас не хватает людей. Мы сейчас отбираем 1 400 человек в патрульную полицию, и это не только в Киеве, но и в Одессе, Запорожье, Харькове, Львове, где некомплект. А в Киеве сделаем специальный укрепленный патруль, который будет еще и поддерживать общественный порядок. Но это конкурс, который не проведешь за один день.


Ольга Зюбрий, экс-следователь Хмельницкого ПО ГУ Национальной полиции в Хмельницкой области

– Такая замечательная на словах, однако такая недейственная и неоправданная реформа милиции в полицию. Конечно, замечательные красавцы-полицейские являются гордостью, однако в большинстве только на фотографиях. А что же мы действительно видим? Пустые кабинеты следователей, оперативных работников, которые раскрывали преступления. Я не говорю о тех, кто, считаясь на должностях следователей и оперативных работников, писали никому не нужные контроли, отчеты о выполнении контролей и предоставляли никому не нужные указания, приказывали писать за них указания и ответы на них, или еще лучше – сидели секретарями у больших начальников.

В действительности систему нужно было менять, но очищать ее нужно было от работников, которые ничего не делали – по связям с общественностью, кадрового обеспечения, аналитических отделов и организационно-методических, которые в большей своей части делали работу, которая только мешала раскрытию и расследованию преступлений. К примеру, красиво звучит должность «старший следователь ОВД организационно-методического отдела главного управления в области», но сам он в 95% случаев сидит в кабинете и пишет в указания для отметки. Или не так важно на слух звучит «следователь райотдела», а он может около 10 суток в месяц находиться на дежурстве и после этого давать ответы на никому не нужные указания вышеуказанного старшего следователя по ОВД или прокурора и выполнять все следственные действия по уголовным производствам, ведь без них невозможно раскрыть преступление, не нарушая сроков, предусмотренных УПК. И это – несмотря на то, что отдежурил 24 часа, и у него нет сил. Вот и видим, что «хотели как лучше, а получилось как всегда».

В целом получается, что в Национальной полиции в полном составе остались лица, которые управляют, реформируют и создают суету, которая только усложняет работу настоящих полицейских. Обещания руководства о том, что в ближайшее время придут новые кадры на должности следователей и оперативных работников, ничего не стоят, ведь кроме несколькомесячной подготовки их должны несколько лет наставлять работники, которые имеют опыт.

«С начала года зарегистрировано 410 тыс. уголовных производств, что на 25% больше, чем в прошлом году. Из них много тяжких преступлений, в т. ч. убийств. Число убийств увеличилось и в мирных регионах. С начала года зарегистрировано 221 тыс. краж, что на 38% больше, чем в прошлом году. Также зарегистрировано 16 200 грабежей, что на 40% больше, и 2 400 разбоев, что на 30% больше, чем годом ранее. За этот год совершено больше 25 тыс. уголовных правонарушений в общественных местах Киева»,
генпрокурор Юрий Луценко.





Статистика


В начале октября в МВД проходил брифинг по результатам переаттестации работников Нацполиции. Там была обнародована следующая статистика.

Всего подлежали аттестации 68 135 лиц, а также 13 180 работников, которые выполняют специальные задания в зоне АТО. По результатам аттестацию не прошли 5 257 полицейских. Среди руководства высшего звена не прошли аттестацию 26%, среднего звена – 14%.

Комиссии рекомендовали повысить в должности 4 479 полицейских, понизить – 4 766 работников.

В аппарате НПУ аттестацию проходили 5 065 лиц, 590 из них аттестацию не прошли (больше 11,5%). Рекомендованы к повышению 110 полицейских, к понижению – 413.

Напомним, всего в штате Нацполиции 130 тыс. человек. Среди них 118 тыс. полицейских и 13 тыс. госслужащих. Фактическая занятость – 109 628 человек, из них 99 125 лиц – полицейские, 10 503 – госслужащие. Некомплект – 20 372 человека

На примере района

Согласно информации, предоставленной Днепровским управлением полиции ГУ НП Киева, количество уголовных правонарушений, совершенных на территории Днепровского района Киева:

2014 г. – 6380;

2015 г. – 8409;

8 месяцев 2016 г. – 8123:

январь 2016 г. – 672,

февраль 2016 г. – 715,

март 2016 г. – 1010,

апрель 2016 г. – 910,

май 2016 г. – 888,

июнь 2016 г. – 1250,

июль 2016 г. – 1317,

август 2016 г. – 1361.

Как видим, заметна тенденция к возрастанию количества преступлений.

При этом некомплект сотрудников по состоянию на 1.09.2016 в Днепровском УП – 86 должностей. Если взять, к примеру, отделение полиции №4, которое обслуживает микрорайон Березняки, то там работают 48 сотрудников (на почти 50 тыс. населения), и некомплект составляет 13 человек. Средняя нагрузка на 1 следователя – 263 уголовных производства. Как с такой нагрузкой может справиться один человек? Почему при этом в руководстве НП твердят, что «все нормально», остается загадкой.

Автор: Яна Собко, «Судебно-юридическая газета» 



_________________________________

EEFGroup
Воствчно-Европейская Финансовая Группа
кредит, инвестиции, лизинг
Отправить комментарий