вторник, 17 января 2017 г.

Мошенничество – это как постоянно мутирующий вирус

Рост мошеннических схем на рынке спонтанное явление?

На наш взгляд, ситуация с мошенничеством на рынке лизинговых услуг в условиях финансового кризиса только усугубилась. Данному явлению есть логичные объяснения. На рынке ограничен доступ к легальным источникам финансирования. Добросовестный бизнес обращается к криминалу за деньгами, то есть пытается изыскать любые возможные средства для сохранения и/или развития бизнеса. Мошенники обращаются к добросовестным кредиторам с целью незаконного обогащения.

Другой важный фактор – лизинг стал понятнее. Если раньше, к нему относились как некоему зарубежному зверю, то теперь это популярный финансовый инструмент. Понимание схемы работы падает на благодатную почву и всходит ростками увеличивающихся мошеннических сделок.

Какие же схемы используют мошенники для обмана лизинговых компаний?

Уже на первом этапе, на этапе сбора документов, открывается широчайшее поле для творчества недобросовестных махинаторов. Нарисованные "на коленке" балансы, отчеты о прибылях и убытках и юридические документы, сканированные печати, чтобы формально соответствовать требованиям лизингодателя к своим клиентам – попытка взять "нахрапом".

В нашей практике случались курьезнейшие случаи. Например, обращались разные компании с заявками на лизинг. И по итогам первичного изучения документов человеком с минимальной компьютерной грамотностью, становилось понятно, что документы разных компаний "рисовались" на одном компьютере, который зарегистрирован в одном из уважаемых высших учебных заведений.

Или в начале общения с так называемым "клиентом" его представитель именует себя финансовым директором, через неделю – советником генерального директора, ещё через неделю – неким "агентом". Или, приезжаешь на встречу несколько раз в офис к клиенту, а представитель клиента всегда подъезжает в свой офис вместе с вами и заходит снаружи, а не встречает вас в офисе.

Или, в заявке на лизинг указываются контактные данные лиц, а при попытке выйти на этих лиц через офисные телефоны, доступные в открытых источниках информации (например, Интернет), выясняется, что такие люди там не работают, а первые лица компании ни о каких своих заявках на лизинг не слышали.

Иногда бывают и более тяжёлые случаи, когда в момент "падения" бизнеса полноценного юридического лица с оборотами, его подхватывают "новые собственники" и, имея на руках все оригинальные печати и документы, доставшиеся от старого собственника, направляют на анализ в лизинговую компанию, как раз в период, когда новые изменения юридического статуса компании не успели пройти по всем официальным базам данных регистрирующих органов.

В некоторых случаях, умудряются снять хороший офис в несколько этажей, но при посещении офиса сотрудниками лизинговой компании выясняется отсутствие всей компании на рабочих местах, пустые рабочие столы, шкафы, в которых стоят пустые скоросшиватели и т.п. И, якобы, за всех работников отдувается генеральный директор с его первым заместителем.

Все такие случаи можно выявить довольно стандартным выездом на место экспертов службы безопасности, анализом истории работы компании и её основных контрагентов и прочими доступными способами.

При этом очень любопытный момент, который значительно поднял шансы мошенников в кризис. Лизинговые компании, которые продолжили работать после осени 2008 стали очень тщательно оценивать потенциальных заемщиков. Я говорю об экономической составляющей. И возникал парадокс. Объективно, реальные компании выглядели плохими заемщиками (у них кризис), а мошенники с рисованными балансами на этапе оценки экономического состояния лизингополучателя были всегда "на коне"! Коллеги задумайтесь, сейчас вряд ли можно встретить компанию с хорошим балансом, кризис он для всех кризис. И если баланс идеален – стоит более внимательно отнестись к анализу компании в целом.

А что касается сговоров, откатов и прочей злонамеренной деятельности, которая инициируется внутри компании? Когда агент влияния – это менеджер ЛК, получающий бонус от компании, которая в силу своей финансовой несостоятельности воспользоваться кредитом или лизингом не может?

В первую очередь, это вопрос грамотной постановки политики внутренней безопасности. В нашем случае такая негативная практика отсутствует. По большому счету, это связано с логикой бизнеса. Мы не занимаемся розничным лизингом. У нас не очень большой поток клиентов, при больших суммах, и каждый поступающий в компанию проект при анализе выворачивается "наизнанку" в хорошем смысле.

Поэтому наша команда менеджеров по продажам не велика и в ней только проверенные люди, которые постоянно повышают свой профессионализм. Мы уверены в них на сто процентов.

Но мошеннические схемы могут применяться и после того как имущество передано в лизинг? Не так ли?

Да, и прежде всего это касается ненормированной эксплуатации с нарушением норм ТО и имитации хищения. В большей степени указанная практика относится к рынку автотранспорта и спецтехники, которой в нашем портфеле не так и много. Но даже для этих случаев у нас предусмотрен защитный механизм. Если раньше защищаться от подобных действий можно было избирательными выездами службы безопасности. То теперь мы активно используем современный механизм GPS слежения. Это позволяет нам, не выходя из офиса, контролировать не только местонахождение конкретной техники, но и множество параметров ее эксплуатации, например, расход бензина. При его ненормированном использовании (отход от заданных показателей), есть повод задуматься об условиях эксплуатации.

Также довольно распространены случаи на рынке, когда компания перестаёт платить лизинговые платежи и потихоньку выводит все активы с юридического лица, чтобы нечего было взыскать в ходе исполнительного производства. Называя вещи своими именами – это вид мошенничества. Можно избегать таких случаев отлаженной системой мониторинга финансового состояния клиента и условий эксплуатации предмета лизинга.

Может быть, Вы расскажете рецепт противодействия мошенничеству?

На самом деле панацеи нет. Мошенничество – это как постоянно мутирующий вирус. Единственным эффективным способом борьбы является постоянное развитие и совершенствование применяемых методик оценки. Чтобы на шаг опережать тех, кто использует "черные схемы", мы внедрили уникальную систему "Интерактивный щит". Наша система противодействия отличается исключительной гибкостью и постоянно дорабатывается. Еще раз подчеркиваю, панацеи нет. Но в нашем случае задачу фильтрации благонадежных заемщиков от неблагонадежных удалось реализовать на 99,9%. Чтобы не раскрывать все нюансы работы, по сути наше ноу-хау, могу отметить общие принципы развития системы: успешность противодействия мошенническим схемам строится на высоком профессионализме и развитии процесса внутренней экспертизы проекта. Другой важный момент – это современные технологии на службе бизнесу. И, наконец, обмен информацией в лизинговом сообществе с помощью создания электронных баз данных по недобросовестным лицам со всеми их признаками и схемами.

_________________________________ 

EEFGroup
Воствчно-Европейская Финансовая Группа
кредит, инвестиции, лизинг
Отправить комментарий