воскресенье, 12 июля 2015 г.

Как понять действия НБУ


Как понять действия НБУ
Оправданы ли действия банковского регулятора с точки зрения современной финансовой теории  

За последние полтора года банковская система столкнулась с серьезными вызовами. Борьба с инфляцией, коррупцией и девальвацией, поиск методов осуществления «трансфера рисков», контроль «балансового взаимодействия» банков в Украине и битва за ликвидность в системе запомнятся навсегда в экономической истории Украины. 

Ситуация осложнялась уникальностью ситуации в стране и необходимостью искать собственный антикризисный рецепт. Было много правильных решений, и много ошибок. Но главный результат – началась динамичная эволюция Национального банка Украины.

В 1873 году знаменитый экономист и философ Уолтер Бэджет вывел основополагающий принцип искусства центрального банковского дела во время финансового кризиса в своем эпохальном труде «Ломбардная улица: описание денежного рынка»: «свободно кредитуй по высоким ставкам под хорошие залоги». Этот принцип служил основной мантрой для регуляторов следующие два века, и самое главное – этот принцип привел к позиционированию института центрального банка как «кредитора последней инстанции».

С появлением «правила Тейлора» (определяет, насколько необходимо изменить процентную ставку в случае изменения показателей ВВП, инфляции и т.д.), политики «инфляционного таргетирования» и других инструментов монетарной политики, искусство центрального банковского дела пережило сильнейшие метаморфозы – перейдя от роли некого независимого арбитра в банковской системе к роли управляющей невидимой руки экономики и финансовой инфраструктуры.

Сегодня можно идентифицировать три основные роли центрального банка.
Первая – это кредитор последней инстанции. Вторая – регуляторная (и надзор). Третья роль – монетарная политика в области стабилизации макроэкономической среды. Роль центрального банка стала первичной, и дальнейший экономический рост (а значит, и прогресс) зависит напрямую от эффективности работы института в этих трех направлениях.

Украинские реалии – борьба с инфляцией


Для Украины 2014 и 2015 годы оказались рекордно турбулентными. В мае 2015 года индекс роста потребительских цен (CPI) в Украине составил 58,4%. И это даже ниже апрельского CPI в 60,9%.
Прогнозы МВФ по падению ВВП в 2015 году были пересмотрены в июне 2015-го с -5,5% до -9,0%, а инфляционные ожидания закрепились на уровне 46% в 2015 году. Одновременно взлетела на рекордные уровни доходность по украинским бондам (а номинальные цены просто просели).

Макроэкономические показатели оказались в игре против украинского государства, доступ на внешние рынки капитала перекрыли тяжелые переговоры с внешними кредиторами. Без дополнительных гарантийных инструментов Украине привлечь капитал стало практически невозможным. Навалившиеся проблемы бюджета и искривленного платежного баланса не способствовали аккумулированию твердой валюты в резервах государства, и только «вымывали своей эрозией» последнее оставшееся доверие из финансовой системы страны.

Учитывая прыжок стоимости «услуг ЖКХ» в апреле 2015 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года в 188,2%, рост цен на еду и напитки в 61%, а на топливо и масла – на 41%, у Национального банка Украины не оставалась других вариантов, кроме как прибегнуть к двум слегка «украинизированным» версиям западных инструментов монетарной политики. Этими двумя инструментами оказались «правило Тейлора» и «инфляционное таргетирование».

Основной принцип двух этих инструментов заключался в борьбе с инфляцией при помощи связывания денежной массы и повышения учетной ставки регулятора. Нужно понимать, что в период января – марта этого года рынок охватили панические настроения, и большинство лиц на рынке (как физических, так и юридических) искало свое спасение в иностранной валюте.


С помощью борьбы с валютным черным рынком и введением административных мер НБУ смог остановить панику по отношению к украинской валюте. Дальше украинское население активно начало вкладывать деньги в самые разные товары – начиная от бытовой техники и заканчивая бензином. Можно это считать неким «хеджированием». Население хотело защитить свою покупательную способность, но таким образом оно только стимулировало ускорение роста инфляции. Наводнение рынка ликвидностью в стиле «количественного смягчения» ФРС США вопрос бы не решило, что отчетливо показал НБУ периода Степана Кубива.

Действия нынешнего НБУ сыграли свою роль в торможении «кредитной экспансии» в системе и одновременно сделали рефинанс дорогим инструментом. Как результат, появились первые признаки дефицита национальной валюты – и ситуация начала выравниваться. У населения снова появилась потребность в гривне – а значит, и некое доверие на подсознательном уровне (важный психологический момент).

Конечно, к самой системе доверие восстановить было гораздо тяжелее, ведь регулятор параллельно выводил злостных нарушителей с рынка в так называемой процедуре «чистки», и многие украинские граждане теряли свои сбережения в процессе. Но – шокотерапия была нужна рынку.

Можно много спорить насчет того, правильно ли действовал НБУ. Ведь борясь с инфляцией, он сократил объем ликвидности на рынке и остановил кредитование. Но надо помнить, что рынок работал против государства в тот момент, и нужны были кардинальные действия со стороны регулятора. К сожалению, все делалось с определенным опозданием, но сейчас уже можно сказать, что более страшных последствий удалось избежать.

Сегодняшнюю ситуацию можно резюмировать таким образом: инфляция является одним из самых опасных врагов финансовой системы Украины и ее экономики в целом. Отечественному банковскому регулятору придется и дальше балансировать по лезвию бритвы – от сжатия системы (фактор «дисциплины») до ее экспансии (фактор «эластичности»), обеспечивая именно жизнедеятельность самой системы, а не ее отдельных игроков.

И следующим ключевым challenge для НБУ будет построение эффективной системы наполнения рынка ликвидностью и правильными инструментами «трансфера рисков», когда придет время запустить экономический рост нашей страны и ее бизнес-циклы.


Егор Перелыгин
начальник отдела стратегического 
планирования UniCredit Bank



Отправить комментарий