воскресенье, 12 июля 2015 г.

Зачем Яценюк затеял объединение нефтяных компаний


Нефтяное объединение
 
И чего ждать стране от создания ВИНК в нефтяной отрасли 
Премьер-министр Украины Арсений Яценюк во вторник заявил, что необходимо создать вертикально интегрированную нефтяную компанию (ВИНК) на базе «Укрнафты», «Укртатнафты» и «Укртранснафты». 

Поскольку в каждой из этих компаний государство владеет пакетом акций (в последней 100%, а в «Укрнафте» и «Укртатнафте» – 50%+1 акция и 43% соответственно), необходимо провести переговоры с миноритарными акционерами и найти взаимоприемлемый вариант сотрудничества, чтобы полностью использовать потенциал нефтяной отрасли Украины, считает премьер.

Самыми влиятельными миноритарными акционерами во всех компаниях являются представители группы «Приват», и даже в государственной «Укртранснафте» менеджмент до сих пор подконтролен Игорю Коломойскому. О перспективах данной инициативы Forbes рассказал эксперт Дмитрий Марунич.

Арсений Яценюк в третий раз за последние 13 лет озвучил предложение о создании ВИНК на базе нефтяных активов Украины. Впервые оно прозвучало еще в 2002 году. Его инициатором был Олег Салмин, на тот момент председатель правления «Укрнафты». Кабинет министров Украины даже принял соответствующее постановление, но на этом все и закончилось. Причем на тот момент у государства была гораздо более выигрышная позиция: контроль над «Укрнафтой» был полный, и с татарскими акционерами «Укртатнафты» (Кременчугский НПЗ) у украинской власти было взаимопонимание.

Вертикально интегрированная компания предполагает в своем наличии цепочку «добыча – переработка – сбыт». «Укрнафта» добывала 4 млн тонн сырья в год, НПЗ мог переработать до 15 млн тонн, большим минусом в ситуации 2002 года было то, что у «Укрнафты» отсутствовали свои заправки. Стоит отметить, что именно после этого предложения Салмина сильно активизировалась группа «Приват», которая до этого была действительно миноритарным акционером. В течение нескольких лет группа получила полный контроль над «Укрнафтой» и «Укртатнафтой».

Ближе к концу 2000-х Игорь Коломойский выходил с предложениями и к президенту Виктору Ющенко, и к премьеру Виктору Януковичу о создании ВИНК. Тем более что удалось создать сеть АЗС в количестве около 700 заправок. Туда входили не только заправки под брендом «Укрнафта», но и «Авиас», и «Сентоза-Ойл».

А нынешнее предложение Яценюка выглядит тем более странным, так как присутствие государства во всех трех компаниях является формальным. Даже «Укртранснафта», на 100% государственная, операционно полностью контролируется менеджментом «Привата». Группа постоянно блокирует собрание акционеров, и как разрешится эта ситуация – пока непонятно. Так же непонятно, как пройдет акционерное собрание «Укрнафты», назначенное на 22 июля. Государство хочет поменять менеджмент, Игорь Коломойский сопротивляется.

Скорее всего, любые начинания премьер-министра будут заблокированы миноритарными акционерами, у которых остаются весьма серьезные рычаги давления и влияния на ситуацию. Это не только пакеты внутри компаний, но и западные суды. По всей видимости, снова всплывут иски на $5 млрд от группы офшорных компаний, анонсированные в апреле 2015 года. Я не знаю точно, как они  насчитали эти  $5 млрд, возможно, недополученная выгода за те годы, когда они были акционерами, а государство неэффективно управляло «Укрнафтой» и не давало им зарабатывать денег.

В то же время исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Пасишник уже заявил, что «Укрнафта» должна оплатить миллиардные задолженности по налогам и дивидендам, и отозвать все судебные претензии относительно стоимости газа, который компания поставляла в 2006-2011 годах населению по ценам, установленным госрегулятором. И тогда начнутся переговоры с миноритарными акционерами. Также он напомнил о наличии судебных споров по нарушению прав татарстанских акционеров в «Укртатнафте». Я не уверен, что миноритарные акционеры пойдут на переговоры при таких условиях.


С экономической точки зрения цепочка от добычи до сбыта дает возможность легче зарабатывать деньги. Все крупные транснациональные корпорации получают свою основную прибыль в рамках этой цепочки. Поэтому, теоретически, создание ВИНК должно быть выгодно всем акционерам, если найти компромисс. Но будут ли его искать? Последние тенденции и события вокруг этих компаний показывают, что вряд ли. Наоборот, обществу навязывается точка зрения, что Коломойский – враг, он захватил нефтяные компании, и его нужно оттуда как-то выдворить.

Хотя, с точки зрения «теории заговоров», если Яценюк призвал договариваться с Коломойским, это может быть очень хитрая и авантюрная попытка помочь «Привату» сохранить свое влияние на все эти структуры. Это всего лишь гипотеза, но… Положение Яценюка на политической арене достаточно шаткое, и в случае падения рейтингов он должен иметь какие-то группы влияния, чтобы опираться на их поддержку. Но вот как это сделать – большой вопрос.

Не секрет, что сегодня идет просто бойня между «Приватом» и группировкой Игоря Еремеева: она чуть затихла, но никуда не делась. А люди Еремеева имеют хороший выход на Администрацию президента. Поэтому любые события в нефтяной отрасли находятся под пристальным вниманием противоборствующей стороны, и всегда может быть обеспечено противодействие предложениям премьера.

В этой теме есть и другой аспект. Почему в этой ВИНК появилась «Укртранснафта»? Это транспортный субъект, причем качает он, в основном, российскую нефть на Запад. Ее включение в ВИНК полностью противоречит Третьему энергопакету ЕС, который подписала и Украина.

Вся суть Третьего энергопакета – полностью отделить монопольные виды деятельности от не монопольных. Сделать так, чтобы все лица, контролирующие трубопроводы или сети, неважно какие – газовые, электрические или нефтяные, никоим образом не были связаны с добытчиками и сбытовиками. Потому что они имеют потенциальную возможность влиять на политику сбытовиков или не пускать кого-то в трубу. Для этого и требуется разделение, ведь никто не будет строить параллельный трубопровод. А вот сбытовых компаний может быть сколько угодно.

Трубопроводы – это априори монопольный вид деятельности, и включать его в ВИНК – откровенная глупость с точки зрения заявленных реформ и коалиционного соглашения. Это противоречит всей логике энергетической реформы Евросоюза. Тем более на фоне процесса разделения НАК «Нафтогаз Украины» на добывающую, транспортирующую и сбытовую компании. Если Арсений Яценюк думает, что Третий энергопакет касается только газовой отрасли, он глубоко ошибается. Этот документ касается и газовой, и нефтяной, и электроэнергетической отрасли. Поэтому предложение Яценюка может породить множество претензий.

Западные кредиторы и Секретариат европейского энергосообщества не выдвигают требований к нашему нефтяному рынку, потому что по сути он давно и достаточно глубоко либерализован. Помимо «Укрнафты», есть и другие нефтедобывающие компании, есть другие нефтеперерабатывающие заводы, есть огромная сеть конкурирующих АЗС, международные нефтетрейдеры.

Создание каких бы то ни было ВИНК не приветствуется Европой еще и потому, что во всей этой цепочке – от добычи до реализации – очень легко спрятать прибыль. Можно сделать так, что, допустим, НПЗ будет не прибыльным, и даже АЗС можно сделать не прибыльными. Вот поэтому, в том числе, и приняли Третий энергопакет.

Есть еще один момент, который могут оценить только отраслевые экономисты. Сегодня «Укрнафта» добывает меньше 3 млн тонн в год, причем с падением цен на нефть ее экономические показатели резко снизились. При этом «Укртатнафта» может перерабатывать более 10 млн тонн, ей украинской нефти явно мало. Какой смысл при таких показателях создавать ВИНК? Может, сначала какой-то бизнес-план разработать, доказать его целесообразность, а потом озвучивать такие политические скользкие предложения о создании государственной нефтяной  ВИНК?



Дмитрий Марунич
Сопредседатель Фонда энергетических стратегий





Отправить комментарий