понедельник, 24 августа 2015 г.

Сохранять спокойствие и проводить быстрые изменения

Сохраняйте спокойствие и проводите изменения
 
В медиа налоги часто называют сферой, в которой можно (а, значит, следует) добиться быстрой «реформаторской» победы.
Точно ли налоги являются лучшим кандидатом на быстрое реформирование?

С одной стороны, поскольку налоги затрагивают практически каждого (и тех, кто их платит, и тех, кто в них просто «разбирается» – как в спорте или в политике), они, казалось бы, являются не лучшей сферой, в которой можно быстро провести масштабные согласованные преобразования. Действительно, чем большее количество лиц затронуто проблемой, тем больше шансов столкнуться с разными взглядами на проблему, и тем сложнее согласовать позиции. Решать такие проблемы – это способ обеспечить не быструю победу, а, скорее, массовый конфликт (в том числе в стане сторонников перемен).

Впрочем, такой подход кто-то может назвать излишне консервативным. Ну, в самом деле, ничего ведь не мешает выявить проблемы (и их причины), общие для различных массовых групп населения, очертить тем самым поле будущей битвы и понять, кто же «враги». Дальнейшее – дело техники: устраняем причины проблем, и вот она, «победа».

Надо отдать должное Минфину, который именно так и подошел к решению задачи. Была предпринята попытка разобраться системно, что же вызывает нарекания в налоговой сфере.

Были проведены десятки формальных (и, наверняка, еще больше неформальных) встреч с представителями различных индустрий, с небезразличной общественностью, в рамках так называемых индустриальных и открытых платформ. Итоги обсуждения были представлены Министерством финансов.

И обнаружилось (впрочем, не «вдруг»), что конкретных проблем, выкристаллизовавшихся, с понятным уже сейчас инструментарием решения, отыскалось чрезвычайно мало. Из таких конкретных проблем, общих для различных индустрий, фактически оказалась одна: высокая нагрузка на оплату труда. Некоторые вспомнили дополнительный импортный сбор.
Верхние строки в рейтинге, помимо нагрузки на оплату труда,  заняли налоговые беды, которые являются результатом многих причин. Среди таких бед: нестабильность налогового законодательства, теневая экономика, высокая доля контрабанды на рынке, неравномерная налоговая нагрузка на разные бизнесы, недоверие между властью и бизнесом.

Иными словами, основными недостатками, по мнению участников обсуждений, являются многослойные проблемы, которые не поддаются быстрому исправлению путем внесения изменений в пару-тройку нормативных актов.

Допустим (и точно не ошибемся), что не все конкретные «решаемые» проблемы были названы в ходе обсуждений. Перечень таких проблем можно расширить, среди них наверняка окажутся важные. Но вряд ли многослойные проблемы налоговой системы при этом исчезнут. Также весьма маловероятно, что такие проблемы удастся побороть быстро (только закаленные оптимисты могут надеяться на обеспечение стабильности налогового законодательства, устранение теневой экономики и победу над контрабандой с 1 января 2016 года).

Несмотря на то, что шансов дать генеральное сражение за налоговую реформу мало («противники» рассредоточены по разным сферам, а иногда даже неясны), можно провести и выиграть ряд важных битв.
С чем сражаться в первую очередь?

Бой с тенью: ЕСВ и НДФЛ


Вопрос нагрузки на оплату труда – основной конкретный вопрос, озвученный в ходе обсуждений с общественностью – не может/не должен быть проигнорирован. Придется снизить ЕСВ. Намного. Определять, достаточно ли снизили, и стала ли нагрузка «приемлемой», нужно с учетом НДФЛ.

Независимо от размера «дыры» в доходах бюджета в результате такого снижения, отказаться от этого шага будет непросто еще и потому, что слишком долго говорили, что нагрузка высока, выясняли, насколько высока, и обсуждали, как же лучше снизить. Так что по итогам таких упражнений заявить, «знаете, граждане, не получается разгрузить», не выйдет.
Одновременно придется определиться с рядом принципиальных вопросов применения НДФЛ, в частности:
  • Прогрессивная шкала или плоская ставка? С учетом стремления снизить нагрузку на оплату труда, а также стремясь к простоте – уместнее плоская ставка
  • Какую ставку применять к пассивным доходам: общую или специальную? С учетом сказанного выше наиболее уместна общая (и при этом плоская) ставка
  • Облагать ли НДФЛ дивиденды или освободить от этого налога? Имеет смысл освободить от НДФЛ дивиденды, распределяемые из прибыли, обложенной корпоративным налогом
Механизм снижения нагрузки в виде ЕСВ и НДФЛ – также вопрос не рутинный.
Простой подход: предусмотреть единую плоскую ставку НДФЛ (10, 15% или 20% – вопрос открыт), установить единую ставку ЕСВ для работодателя (вместо десятков нынешних ставок) – приемлемый процент. Отменить удержание ЕСВ. Отменить военный сбор.
Обсуждается «альтернативно простой» подход.
Вот такой:
  • Ликвидировать ЕСВ. Отменить военный сбор
  • Повысить НДФЛ для работников до 29%, но запланировать снизить его до 20% года через два
  • Обязать работодателей повысить заработную плату работников на сумму экономии работодателей в результате отмены ЕСВ и уменьшения кумулятивной нагрузки на оплату труда. Принять соответствующий закон
  • Предусмотреть санкции для тех работодателей, которые не повысят зарплату или повысят на неправильную сумму. Принять соответствующий закон
  • Тем, кто не повысит зарплату на нужную величину, предписать пользоваться прежней системой начисления ЕСВ и НДФЛ или применять обе системы сразу
Лучшее – враг хорошего. Попытки создать систему, одновременно как защищающую от всевозможных (действительных или предполагаемых) рисков, так и призванную обеспечить слишком большое число очевидных или воображаемых выгод, неизбежно приведет к отягощению такой системы и к ее хрупкости.

Сражение за свободу: неналоговые корни налоговых проблем


Всякий собственник предприятия стремится к сохранению и приумножению капитала. Для большинства собственников ответ на вопрос, в чем сохранять капитал, очевиден давно. Ясность ответа на этот вопрос поддерживает высокий спрос на иностранную валюту. Как правило, методы, которыми пользуются для сохранения капитала (всевозможные трансграничные операции), дают в качестве одного из бонусов экономию налога на прибыль.  
Устранение оков архаичного валютного регулирования, в первую очередь для физических лиц, будет иметь позитивный налоговый эффект.

В частности, отказ от лицензирования операций физических лиц по инвестированию в зарубежные активы, разрешение хранить средства за рубежом, если в отношении этих средств были уплачены налоги в Украине, могут стать сильным стимулом к прозрачности и дополнительным поступлениям в бюджет – своего рода «свобода в обмен на налоги».

При этом отменять «заржавевший» декрет о системе валютного регулирования нужно именно сейчас, пока действуют ограничения НБУ на трансграничные операции. Нужен новый закон, который кодифицировал бы нормы валютного контроля и был бы значительно либеральнее.
Решим проблемы валютной несвободы – решим проблему уклонения от налога на прибыль в промышленных масштабах. И не понадобится изобретать велосипед в виде новых концепций обложения прибыли – «распределенной», «воображаемой», «условной», «минимального налогового обязательства» (к тому же непонятно, будет ли такой велосипед способен ездить).

Битва за людей: новые кадры


За многими выявленными в ходе обсуждений с общественностью проблемами просматривается вопрос качества чиновнического персонала – вопрос сам по себе комплексный, но более-менее ясно очерченный.

Что скрывается за избитой фразой «плохое администрирование»? То, что часто в реальной жизни люди не делают того, что им предписывают официальные правила – поступают вопреки духу и букве таких официальных предписаний.

Очевидно, что жалобы на чехарду с налоговым законодательством, на некачественное толкование законодательства – это жалобы на людей, уполномоченных устанавливать правила и контролировать их исполнение: в Минфине, в Налоговой, в парламенте.

Что можно начинать делать сейчас?
  • Нанять десятки, а не единицы новых людей на ключевые позиции в Налоговой и Министерстве финансов
  • Платить им сопоставимо с их коллегами из бизнеса;
  • Заключить с ними контракты на минимальный срок службы
  • Помочь им сориентироваться в новой среде и воспользоваться тем полезным, что накопила институциональная память ведомств: создать compliance-департаменты, которые станут одновременно «Вергилиями» для неопытных чиновников на новой для них местности, и своего рода защитниками от friendly fire со стороны «дружественных» ведомств и «доброжелателей» внутри
Если не платить достаточно, то процент тех, кто идет в чиновники не за заработной платой, будет точно выше. Если не защищать новобранцев от сопротивления системы, шансы на их успех будут существенно ниже.

Можно «пойти по длинному пути»: искать снаружи и выращивать внутри ведомств умных, честных и трудолюбивых чиновников, согласных на исчезающе маленькое вознаграждение сейчас с его повышением в перспективе («пропорционально росту ВВП»). Тем, кто верит в результативность такого подхода, а также тем, кто заявляет, что «не может бедная страна платить чиновникам много», следует пожелать долгих лет жизни – именно по истечении этих долгих лет они обнаружат, что были неправы, так как ситуация будет оставаться неизменно плохой.

Наконец, нужно потратиться на технологии и оборудование для Налоговой и Минфина: понадобятся новые серверы, программное обеспечение и люди, обученные за этим следить и этим пользоваться.

Мораторий на реформы «отреформированного»


В идеале, года три, а то и лет пять не следовало бы заниматься реформами уже «отреформированного»: не менять фундаментальные правила, даже в ущерб сиюминутным потерям, которые наверняка случатся из-за того, что в новых правилах найдутся лазейки для уклонения.

Лазейки придется закрывать через формирование судебной практики, а не путем переписывания, дописывания и переписывания дописанного в законах.

Just do it


Сделать названное выше вполне в силах властей – просто нужно набраться решимости и сделать. Доверие к власти, которое сейчас в огромном дефиците, формируется именно в результате таких действий: признать наличие проблемы, пообещать ее исправить и выполнить обещание.

Это потребует решительности, в первую очередь от Минфина, к мнению которого будет прислушиваться парламент. Но именно проведение осязаемых изменений уже сейчас (таких как сказано выше, а не разработка очередной яркой концепции), станет показателем серьезности намерений поменять налоговую обстановку и, кстати, поможет «выпустить пар» недовольным темпами проведения реформ.

Ожидание, что можно дать одно генеральное сражение на основании «плана победы» – одобренной социальными сетями концепции реформ, – это иллюзия. Причем иллюзия, опасная тем, что ведет к гарантированным разочарованиям при столкновении с реальностью, а в итоге – к «всепропальским» настроениям, радикализму. Нехватка информации от правительства (о его планах, о причинах совершаемых им действий) только усилит такие настроения.

Впереди будет много сражений


Надо быть готовыми к тому, что не только воспринимаемые «на ура» изменения – победа: не всякий раз будут отменяться налоги или снижаться их ставки. Очевидно, что не все неприятные пилюли – «зрада».

Не все победы будут яркими. В самом деле, кого из непосвященных вдохновит изменение редакции пункта 188.1 или подпункта 14.1.225 Налогового кодекса?
Многие налоговые победы должны коваться «в тылу» – в бюджетной сфере, в валютном регулировании, в пенсионном и трудовом законодательстве.

Всем придется научиться различать действия, которые можно совершить уже сейчас – и требовать их совершения, и действия, которые придется осуществлять постепенно и терпеливо.

Отправить комментарий