пятница, 18 декабря 2015 г.

Фотки на $100 млн. Почему ЕБРР инвестировал в Depositphotos

Фотки на $100 млн. Почему ЕБРР инвестировал в Depositphotos В четверг, 17 декабря, один из крупнейших в мире фотобанков Depositphotos сообщил о привлечении $5 млн инвестиций от Европейского Банка Реконструкции и Развития (ЕБРР). Со-инвестором выступил венчурный фонд TMT Investments. По условиям договора привлеченный от ЕБРР капитал должен расходоваться на территории Украины. Офис разработки Depositphotos находится в Киеве. 


В интервью ЛІГА.net основатель Depositphotos Дмитрий Сергеев рассказал о подробностях сделки, ожидании инвесторов и прогнозах. Также Сергеев рассказал об общей ситуации на рынке продаж стокового контента в мире, а также о том, как на Украину сейчас смотрят западные венчурные фонды. 


О подробностях сделки с ЕБРР


- Как долго вы пытались найти инвестора? 

- Мы очень долго привлекали именно этого инвестора (ЕБРР). Оформление сделки продлилось более года. В обычной практике венчурного капитала так долго сделки не проводятся. Ведь на рынке меняются условия. Компании дешевеют, дорожают. Мы с ними три раза переподписывали условия. 

- Почему это происходило так медленно? 

- По условиям ЕБРР в сделке обязательно должен быть соинвестор. Они не могут во что-то инвестировать самостоятельно. Так получилось, что наш первый инвестор (ТМТ Investments) привел ЕБРР. Основатели TNT - очень прозрачные и классные ребята, основатели российского РБК (Герман Каплун, Александр Моргульчик и Артем Инютин - Авт). Мы с ними познакомились еще в 2008 году (они тогда еще были в РБК). Они хотели купить еще наш предыдущий проект. 

- То есть, что чтобы сделка с ЕБРР сейчас состоялась, первому инвестору пришлось доинвестировать в ваш проект. А сколько составляла начальная инвестиция TMT в ваш проект?

- В 2011 году они уже инвесторвали $3 млн (купили 30%). И еще $1 млн вложили сейчас (купили еще несколько процентов). Другого соинвестора было найти сложно, так как из-за плохой ситуации в Украине 95% фондов "отваливаются". А до кризиса мы просили у потенциальных заинтересованных инвесторов в пять раз больше, чем оценили проект сейчас. Естественно мы завышали. И это было не очень адекватно. 

Но мы имели право себя так вести, потому что все было вроде как нормально. А во время войны выбор перешел на сторону инвестора. Они нам говорят, какие мы классные и как у нас все круто, но боятся сюда идти. Были еще предложения из Европы. Но они все выступали за релокацию. Мол, давайте мы вас перевезем в другую страну. Или хотя бы половину перевезем. Тогда мы бы считались уже не украинской компанией. 


"У ЕБРР больший иммунитет для того, чтобы вкладывать в Восточную Европу. Хотя в нас вкладывает не украинское подразделение ЕБРР. Оно даже не знало об этом
И это бы развязало инвесторам руки. У ЕБРР больший иммунитет для того, чтобы вкладывать в Восточную Европу. Хотя в нас вкладывает не украинское подразделение ЕБРР. Оно даже не знало об этом. В нас инвестировало лондонское венчурное подразделение банка - это фонд с общей суммой на $200 млн.



- Какую долю в Depositphotos получил ЕБРР? 

- Это не разглашается. Но доля небольшая - несколько процентов. 

- Во сколько тогда можно сейчас оценить всю компанию? 

- Думаю, до $100 млн. 

- То есть если бы не было кризиса, то была бы больше? 

- Конечно, больше. И быстрее бы росли. И инвесторы были бы другие. Такие люди приезжали к нам до войны, что огого. Но дело не в самой войне, а в ситуации. Сейчас наоборот лучше вроде бы все для бизнеса - не боимся, что сервера выносить будут. Но со стороны - в Европе -  Украина все выглядит криво. 

- То есть они не понимают, что здесь происходит? 

- Да. 

- Когда ЕБРР хочет выходить? 

- Пять лет они нас не будут дергать. А потом хотят получить много и выйти очень красиво. Если будет какая-то проблема, то они выйдут раньше - в горизонте трех лет. 

- То есть в перспективе 5 лет должна произойти большая сделка или через IPO или продажу вашей компании? 

- Да. 

- Вы тоже свою долю продадите? 

- Я думаю об этом, но что будет, я не знаю. 


- Я видел в сообщении о сделке, что деньги, которые вы привлекли от ЕБРР, нужно обязательно тратить на развитие в Украине. Сколько у вас работает в киевском офисе разработки?

- 260 человек. И киевский штат теперь увеличится. Наверно, до 350 человек в следующем году. При этом новых офисов в Украине не появится. Будут качественно другие кадры. Приезжает, например, человек из Лондона, которого мы захантили у наших конкурентов. И это профессионал очень высокого уровня. Он даст нам экспертизу, которой у нас не было раньше. И соответственно под себя он будет подбирать те кадры, которые ему нужны. Обучать их, проводить тренинги. Все это требует денег, которых у нас раньше не было.

В Украине заработок таких фотографов -от $50-100 до двух-трех тысяч долларов в месяц.  
- Специалистов каких направлений вам не хватает? 

- Не хватало менеджеров по офлайн-продажам. При этом мы очень хорошо ориентируемся в онлайне. 

- Что вы имеете ввиду под офлайн-продажами? 

- Это продажи фото крупным рекламных компаниям или большому издательскому дому, которым нужно очень много контента. С ними должны работать специальные менеджеры по продажам. Они предоставляют клиентам дополнительные услуги, поддержку. У нас этого не было, а у конкурентов Getty Images и Shutterstock есть. Будем тоже такие подразделения формировать. Кроме того, будем вкладывать в сам контент. Мы работаем с фотографами. И очень много фотостока (мирового, не только нашего) производится в Украине и в России. Мы хотим становиться ближе к фотографам. 


О заработке фотографов, мировом рынке

- Есть ли украинские фотографы, которые благодаря вашему сервису неплохо зарабатывают? 

- Смотрите, вообще 80% всего стокового контента делается в странах с не очень развитой экономикой. Россия - это процентов, наверное, 60% всего мирового стока. Дальше идет Украина. Потом такие страны, как Тайланд, Бразилия. И только потом уже Западная Европа и США. Такой заработок, скажем, для какого-то фотографа из Штатов не является ощутимым. Есть, конечно, и звезды этого бизнеса. Они зарабатывают десятки тысяч долларов. Но это все равно не миллионы. В Украине заработок таких фотографов -от $50-100 до двух-трех тысяч долларов в месяц. 

- По-моему несколько тысяч долларов за фото - это для Украины отличный заработок

- Это очень круто. Даже если фотограф зарабатывает так 500 долларов, параллельно работая в студии. У меня жена - фотограф. Она делает фотосессии в студии, а в свободное время может какую-то "предметку" поснимать. Заливает ее на сайт. И какие-то деньги это приносит. Поэтому я думаю, что сток - это сопутствующий заработок для большинства фотографов. У нас колоссальное количество фотографов. Большущие очереди желающих.
 
- Но вы не все берете фотографии… 

- Нет, не все, конечно. Очень много мусора.

- И сколько стоит фотография в среднем? 

- Можно купить за 50 центов, а можно и за $80-100. В зависимости от ее применения и места использования. Мы выставляем фото авторов у себя на площадке, ищем покупателей и берем при их продаже определенный процент себе. От 30 до 70% от стоимости фото мы выплачиваем фотографу. 

- Почему некоторые фотографии стоят довольно дорого, а другие - нет? 

- Цена зависит не столько от тематики, сколько от лицензии на фото, которая продается. Если вы его купили, чтобы наклеить на партию чашек для продажи, то вам нужно купить лицензию, скажем, за 80 долларов, а если статью иллюстрировать в блоге - то будет 5 долларов. Все зависит от того, какую вы выгоду получаете от использования фото. 

- Какие у вас сейчас основные рынки сбыта? 

- Это США и Западная Европа (Франция, Англия, Германия). Потом идет Россия и Бразилия. Мы двигаемся все-таки в сторону России, Бразилии и Турции. Потому что там наш бренд может стать номером один. Эти рынки растут. 

- Какое вы место сейчас занимаете в мире на рынке фотостоков? 

- Думаю, что пятое. Лидеры - это Getty Images, Shutterstock. Потом идет Adobe Stock, который купил Fotolia, четвертый Dreamstime. Он побольше все-таки нас чуть-чуть. Стоков, которые меньше нас, сотни-тысячи. 

- Получив новые инвестиции, вы с пятого места продвинетесь вперед, как думаете? 

- Я планирую стать номером три за несколько лет, если получится. 


- Какая выручка будет в этом году у проекта? 

- До $20 млн

Я рассчитываю, что в следующем году венчурный рынок вырастет раза в два. Российские фонды, может, начнут возвращаться. 
- А операционная рентабельность? 

- EBIDTA margin - около 20%. Мы всегда были прибыльными. С новыми инвестициями мы уйдем в убыток на полгода. А потом опять вылезем в плюс. Но за счет такого шага лучше вырастем. 

- Как вы оцениваете перспективы следующего года с точки зрения привлечения венчурного капитала в страну?

- Надо, чтобы что-то изменилось на политической арене. Потому что сейчас клоунада какая-то. Это глупо - идти в страну, где каждый день кого-то выносят вместе с серверами. Где-то за кулисами, возможно, можно догадаться, что происходят полезные вещи для страны. Но со стороны ситуация все еще выглядит странно. Более мелкие фонды глубоко не анализируют при входе в страну. 

Они ориентируются на наружную картинку. Если будут позитивные сигналы (реформа милиции, судебная реформа), если есть понимание, что все в стране будет ОК хотя бы ближайшие 2-3 года, фонды тут же возвращаются. Я рассчитываю, что в следующем году венчурный рынок вырастет раза в два. Российские фонды, может, начнут возвращаться. Может их и ненавидят, но капитал у них берут. Сейчас вообще нет никаких российских инвестиций.  
__________________________________




<a href="http://liga.net/">Источник</a>
Отправить комментарий