пятница, 11 августа 2017 г.

Как делать дела, чтобы не сесть. Уроки от Насирова, Саакашвили и Супрун


Бывший главный фискал страны Роман Насиров, обвиненный НАБУ в злоупотреблении властью и служебным положением, пришел на работу.

Таков финал громкой истории с фееричным задержанием с больнице Феофания и судом под пледом.

По какому принципу НАБУ выпускает из своих цепких рук, выясняли «Вести».


Кого упускают

Официально защита Насирова знакомится с материалами дела (и в ведомстве Артема Сытника говорят, что хотят максимально сократить время ознакомления). На деле отстраненный от работы чиновник уже показался на работе, что вызвало фурор и стало поводом предположить: он уже успел «договориться» с НАБУ, а дело закрывают. Но в ГФС поспешили отреагировать: Насиров только «заглянул в кабинет, чтобы забрать вещи», а и.о. главы службы остается Мирослав Продан.

«Его назначили сразу же, как только Насирова вынудили уйти в «отпуск». Причем через Кабмин провели без согласования с АП. Хотя у президента был свой кандидат – нынешний первый зам Сергей Билан. Пока что никому не удается протянуть полноценное назначение и сохраняется подобие баланса», - рассказывает источник внутри службы.

При этом еще не было ни одного случая, чтобы уголовное производство в отношении чиновника топ-уровня закончилось судебным приговором. Зато есть множество примеров, когда открытые дела закрывались за неимением состава преступления. Тут можно вспомнить, как НАБУ открывало дело в отношении экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой (ее родственников подозревали в выводе средств через ликвидированный «Дельта-банк»).

Или же подозревали и.о. министра здравоохранения Ульяну Супрун в нецелевом использовании средств, но подтвердить подозрения не смогли. Также НАБУ подозревало в коррупционных преступлениях экс-губернатора Одесской области Михаила Саакашвили, но дело закрыли из-за отсутствия свидетельских показаний. Любопытный момент - все фигуранты так или иначе близки к Вашингтону (а ведь НАБУ считается структурой, на которую влияет посольство США).

«НАБУ могли бы пойти против системы, поскольку стоят особняком от других правоохранителей. Но когда им нужно провести дело через суд, регулярно возникают правовые казусы, связанные с законностью добытых доказательств - то не предоставляют законные данные прослушки, то используют «агентов прикрытия». Хромает доказательная база. Это и приводит к тому, что выпускают крупную рыбу», - убежден политтехнолог Андрей Золотарев.

Виноваты суды?

Сознательно это происходит или случайно - вопрос. Дело Саакашвили мог развалить и Гизо Углава, замглавы НАБУ и соратник экс-президента Грузии.

«НАБУ недорабатывает, - считает политолог Алексей Якубин. - Хочет быстро показать результат и продемонстрировать результаты работы. Из-за этого собирают доказательства на скорую руку, а затем громкие дела, такие как дела в отношении Насирова и Мартыненко, стоят на месте».

Сам Сытник парирует: дела тормозятся в судах. «Мы с прокуратурой сформировали антирейтинг таких дел. Примеров много, одна из схем в случае с Одесским припортовым заводом: по делу назначается заседание раз в два месяца, а потом суд переводит заседание в закрытый режим, - пояснил глава НАБУ. - А потом глава Фонда госимущества пишет письмо, где отказывается от иска».

По мнению антикоррупционеров, корень проблемы действительно кроется в несовершенстве судебной системы. «Рассмотрение затягивается в судах всеми доступными методами. Одно дело, когда судьи указали бы на процессуальные ошибки или на неправильно собранные доказательства – тогда можно было бы предъявлять претензии НАБУ. Но есть тенденция, когда в судах не выносят решений: и не оправдывают фигурантов дел НАБУ, но и не выносят им обвинительных приговоров», - говорит глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

_________________________________
EEFGroup
Восточно-Европейская Финансовая Группа
кредит, инвестиции, лизинг

Отправить комментарий