среда, 5 июля 2017 г.

"За 3000 грн доживет до утра". Антирейтинг тюрем Украины от бывших заключенных


Родственники рассказали «Вестям» о том, как тюремщики выбивают нужные показания и доставляют за отдельную плату плазмы и мобильные телефоны

Бывшие осужденные передали в Генпрокуратуру список пенитенциарных учреждений, где чаще всего применяют пытки. В топ худших тюрем попали заведения Харьковщины, Киевщины и Хмельницкой области. В ГПУ с антирейтингом уже ознакомились и пообещали создать новую независимую следственную группу. Массовые бесчинства на зоне эксперты называют результатом неудачной судебной реформы.


Напомним, в мае прошлого года Кабмин одобрил ликвидацию Госпенитенциарной службы Украины и теперь все колонии и СИЗО Украины находятся в ведении Минюста. Цели были благие — улучшить содержание заключенных и арестованных. Однако, как говорят эксперты, такие изменения привели лишь к хаосу в исправительных заведениях. Пострадавшие в тюремном беспределе рассказали «Вестям» детали своего пребывания под стражей, пытках и коммерции за решеткой.

«Муж слишком много знал»

В понедельник суд освободил из-под ареста двух сотрудников Изяславской исправительной колонии, которых обвиняют в избиении до смерти осужденного Андрея Данилюка. Домашний арест им сменили на личное обязательство. Инцидент произошел еще в октябре 2015 года.

Как стало известно в ходе расследования, за осужденными из Замковой исправительной колонии в Изяслав прибыли 10 конвоиров для осуществления личного обыска и конвоирования во Львовскую колонию. По версии тюремщиков, Андрей сопротивлялся отправке в колонию и «внезапно напал», поэтому пришлось применить спецсредства.

Вдова Андрея Яна Магелат уверена, что мужа «заказали», потому что много знал. Например, что чиновники пенитенциарной службы Хмельницкой области занимались наркоторговлей в СИЗО.
«За несколько месяцев до смерти у моего мужа состоялся разговор с одним из начальников этой колонии. Последний предложил Андрею приобщиться к распространению наркотиков на территории заведения. Изяславский изолятор своего рода транзит между лагерями, поэтому это большие деньги. Андрею предложили процент, но он отказался. В том, что это убийство, нет никаких сомнений. Моего мужа не предупредили об этапировании, он не собирал вещи. Обманом его вывели из камеры в шлепанцах, сказав, что ведут к начальнику», — рассказала «Вестям» Магелат.

По ее словам, на фотографии, сделанной после смерти, видно, что его сильно избили. «Еще в 17:30 я разговаривала с ним по телефону, а в 18:10 мне сообщили, что его убили. Полиция приехала спустя два часа. И этого времени более чем хватило, чтобы затереть следы — палили форму, били камеры и даже испортили жесткий диск, на котором хранилась запись с камер видеонаблюдения, его нарочное повреждение подтвердило даже следствие», — добавила «Вестям» Магелат.

По результатам независимой судмедэкспертизы, Данилюку нанесли не менее 19 ударов в голову, три из которых — тупым металлическим предметом, вероятно, молотком.

Дожить до утра

По словам экс-военного Александра Нагорского, который провел в Лукьяновском СИЗО Киева четыре года, на него совершили шесть покушений и едва не довели до суицида. «Бывает, в камеру на ночь подсаживают кого-то с пожизненным сроком и ставят задачу убрать сокамерника. Успешную ликвидацию засчитывают ему как лояльность и сотрудничество со следствием. За это сокращают срок, вместо 16–20 лет можно получить восемь. Травят, душат, имитируют драку, убивая ударом в висок. Иногда даже нарочно создают имитацию побега и убивают «за попытку к бегству», — рассказала «Вестям» супруга Нагорского Марина Калинина.

Чтобы перевестись из общей камеры в «тройник», рассчитанный на четырех человек, где у каждого свои нары, нужны крутые знакомые и стоить это будет несколько тысяч гривен.
«Общая камера рассчитана на 26 человек, а их было в ней около 60. Спали по очереди. Там стоять тесно было, не то что спать. По внутренним нормативам, в СИЗО круглосуточно горит свет. Со временем у сидельцев просто нарушается психика, так как никогда нет ни полной темноты, ни тишины, человек не может полноценно спать, он находится в состоянии полудрема — это пытка. С момента распределения по камерам начинается форсированный «отсос» денег с заключенного и его семьи. Чтобы перевести в камеру получше, передать продукты, вещи — тюремщики просят от 500 до нескольких тысяч гривен. А иногда прямым текстом говорят: «Если хотите, чтобы дожил до утра, платите три тысячи; у вас есть три часа, человек будет ждать вас там-то и там...»

«Вахры» (сотрудники изолятора) организуют сидельцу все, что необходимо. Продают мясо, водку, даже проституток под видом адвокатов приводят.
Литр самогона стоит 100 грн, мобильный телефон обойдется в 500–600 грн, но это до первого шмона, после которого телефон изымут, а за возврат снова попросят, чтобы родственники кинули конвоиру на карту новую сумму.

«О шмоне за отдельную плату могут предупредить (тогда есть время спрятать телефон в щели между стенами), а иногда и вообще не обыскивать. Также с конвоирами можно рассчитаться скретч-кодами на пополнение мобильного счета. Их передают нам родственники, а мы — «вахрам». Самая дорогая валюта — чай, сало и сигареты, за них можно выменять очень многое. За более серьезные «услуги» просят скинуть деньги на карту банка. Например, чтобы не в туберкулезный бокс завели, а к здоровым — около 1000 грн. 2000 грн давали на плазму, и еще взятка сотруднику, чтобы он ее им пронес», — рассказала «Вестям» Марина Калинина.

Беременность ради камеры

«Для женщины, чтобы перевестись в камеру получше, проще всего забеременеть. У некоторых на это уходят годы. Они знакомятся с мужчинами по переписке, потом встречаются с ними», — на условиях анонимности рассказал «Вестям» один из экс-конвоиров харьковской женской колонии. В самих колониях истории о вымогательстве и пытках опровергают. Говорят, мол, заключенные и не такое придумают, чтобы обратить на себя внимание и улучшить условия пребывания.

«Сотрудники тюрем зарабатывают как могут»

Экс-глава этой службы Сергей Старенький утверждает, что после реформы ситуация в тюрьмах ухудшилась. «Персонал теперь совершенно не вмешивается в то, что происходит в колониях. Нет контроля — начинаются пьянство, употребление наркотиков, агрессивные разборки, давление на «бизнес». По его словам, колонии Хмельницкого в течение 15 лет тоже держались в русле правопорядка, но в последние два года ситуация тут изменилась.

«Руководство поменялось — и сразу начали пытаться построить бизнес-потоки. Когда есть нелегальные деньги, начинаются разборки. Киев в рейтинг попал, потому что тут всегда не было порядка и тут законы не писаны. Тут и в СИЗО, и в колониях заключенные делают что хотят», — рассказал «Вестям» Старенький. Он уверен, что навести порядок на зоне теперь можно только путем чрезвычайных мер, например, введением в колонии Нацгвардии.

«Сотрудникам тюрем не подняли зарплаты. Люди работают фактически за минималку. Естественно, они стараются как-то заработать на заключенных. Передают наркотики, лекарства, позволяют свидания и даже отпускают домой на побывку. Создают элитные условия для отбывания сроков, позволяют телевизоры, холодильники — словом, они такие же преступники, как и те, кого они охраняют», — говорит бывший сотрудник Пенитенциарной службы.
_________________________________
EEFGroup
Восточно-Европейская Финансовая Группа
кредит, инвестиции, лизинг

Отправить комментарий