среда, 6 мая 2015 г.

Кредит без прощения: о последствиях списания безнадежной задолженности

Вопреки требованиям законодательства высшие суды формируют практику, при которой банк, который списал кредит как безнадежную задолженность, теряет право требования к должнику.
Законники возлагают бремя возмещения убытков на государство. Но означает ли это, что отныне кредиты можно не возвращать вообще?

Судебное упущение

Обычно должники склонны демонизировать своих кредиторов. И чем дальше курс валюты отходит от привычных отметок, тем большее распространение приобретают тенденции к невозврату кредитов и обвинения банкиров во всех бедах. Именно по этим причинам в Украине невозврат займа часто вызывает уважение окружающих, а новости вроде той, что банкам запретили требовать списанные кредиты, не только захватывают читателя, но и создают общую эйфорию, ведь придуман способ, как обмануть банкиров!
Однако над высокопарными заголовками стоит задумываться, а над заголовками о валютных кредитах - задумываться дважды, в частности о том, является ли это законным. Итак, давайте разберемся.

В своем постановлении от 28.01.2015, которое стало причиной дискуссии, Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел, аргументируя отклонение кассационной жалобы кредитора, отметил, что, поскольку банк списал заем как безнадежную задолженность, он потерял право требования к должнику. Но была ли эта причина отказа в иске о взыскании кредитной задолженности единственной?

На самом деле причин несколько. В решениях суда первой инстанции, на которые ссылался ВСС, четко указано, что основанием для отказа были:
  • недоказанность кредиторских требований истца;
  • недоказанность прав истца на ипотеку;
  • недоказанность факта кредитования должника;
  • списание кредита, что было установлено налоговой проверкой.
Почему из всех оснований суд выделил именно последнее, можно только догадываться. Однако это способствует ложному пониманию того, что именно является поводом отказа в удовлетворении иска. Более того, это приводит к ошибочному пониманию самого процесса и последствий списания безнадежной задолженности.

Радоваться рано

Банк формирует страховые резервы по кредитам и процентам из своих средств и за их счет компенсирует убытки, возникающие в связи с непогашением задолженности безнадежными должниками. То есть фактически сам себе платит.
Поскольку безнадежная задолженность в налоговом праве приравнивается к утраченным активам, следствием этого является рост убытков, что приводит к уменьшению базы обложения налогом на прибыль. Из этого положения налогового законодательства суд сделал ошибочный вывод о том, что государство возместит финучреждению стоимость списанного кредита за счет сокращения налоговых обязательств. Впрочем, такой вывод не имеет ничего общего ни с законодательством, ни со здравым смыслом.


Процесс списания безнадежной задолженности урегулирован постановлениями Национального банка от 13.09.2010 №424 (действовавшим на момент возникновения спора между кредитором и должником) и от 1.06.2011 №172 (которое действует на сегодня). В этих постановлениях указано, что списание безнадежной задолженности по кредитам и начисленным по ним процентам не является основанием для прекращения требований банка к заемщику. Банк обязан требовать возмещения списанной за счет резерва безнадежной задолженности.

Почему эта однозначная позиция была судом проигнорирована - непонятно. Возможно, сыграл роль подзаконный характер постановлений НБУ? Однако есть другие, более «весомые» нормативно-правовые акты.

На уровне закона

В Гражданском кодексе есть исчерпывающий перечень оснований прекращения обязательства, среди которых списание не упоминается. Наиболее близким к списанию по своей правовой природе является прекращение обязательства прощением долга, но можем ли мы говорить о прощении долга, когда кредитор подает иск о его взыскании? Очевидно, что нет. Так же очевидно и то, что со списанием сам долг не погашается, а обязательства должника остаются невыполненными.

Вероятно, суд имел в виду положение ст.528 ГК относительно выполнения обязанности должника другим лицом, ведь отметил, что банк получил от государства возмещение. Если представить, что государство погашает задолженность вместо должника в связи с уменьшением налоговых обязательств банка, то тогда оно в порядке ст.512 ГК должно получить право регресса к заемщику. Впрочем, такое предположение выглядит смешно.

Итак, в соответствии с действующим законодательством списание долга финучреждением не является достаточным основанием для прекращения обязательства и прекращения требований банка к заемщику. К сожалению, украинская Фемида часто слепа настолько, что не видит за інтересом одной из сторон спора буквы закона и дает надежду даже в безнадежных ситуациях, что, конечно, не может не радовать должников. И как тут не вспомнить рекламу известного спортивного бренда «Невозможное возможно» ?! Особенно благодаря правосудию по-украински…

East European Financial Group
 
Отправить комментарий