воскресенье, 25 июня 2017 г.

Мягкие приговоры за ложь в декларациях: борьба с коррупцией или «замыливание глаз»


В 2016 году с началом работы Национального агентства по вопросам противодействия коррупции в стране «худо-бедно» заработал официальный электронный реестр декларации об имущественном состоянии госслужащих и должностных лиц. Одновременно в УК и КУоАП заработали две статьи, тесно связанные с декларированием: ст. 366-1 УК (декларирование недостоверной информации) и ст. 172-6 КоАП (нарушение требований финансового контроля).

Поскольку привлечение к уголовной ответственности является крайним инструментом влияния на деяния граждан, редакция 368.media проанализировала не столь широкую судейскую практику по данной статье.


Согласно норме, виновных следует карать штрафом от 42,5 до 51 тыс. гривен или общественными работами сроком от 150 до 240 часов, или лишением свободы до двух лет с запретом занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Недавно суды вынесли три приговора, освободивших от уголовной ответственности лиц, признавших вину и раскаявшихся в декларировании недостоверной декларации или умышленной неподачи декларации вовремя. С чем же это связано? Судьи из Одессы, Житомирской области и Закарпатья поверили обвиняемым в искренности раскаяния, а также учли, что последние активно помогали следствию в раскрытии столь сложного преступления и внесли изменения в свои декларации.

Верно ли судьи толкуют законодательство и могут ли они реально освобождать от ответственности декларантов просто потому, что те каются? Если же так, то что нужно сказать и сделать чиновнику, чтобы грубо нарушить законодательство и понести уголовную ответственность?

«Суд должен применить статью 45 УК, которая освобождает декларанта от уголовной ответственности, при одновременном наличии пять обстоятельств», – считает исполнительный директор Transparency International Україна Ярослав Юрчишин.

К таким обстоятельствам он относит:

  • совершение преступления впервые;
  • обвиняемый искренне кается;
  • обвиняемый активно помогает раскрыть преступление;
  • декларант подал исправленную декларацию;
  • согласился на закрытие дела.

Юрчишин считает, что при отсутствии хотя бы одного из указанных элементов суд не имеет права освобождать обвиняемого от уголовной ответственности в связи с действенным раскаянием, иначе такое решение отменит вышестоящий суд.

Напротив, юрист Ростислав Кравец вовсе считает, что привлечение декларантов к уголовной ответственности в большинстве случаев «притянуто за уши».

«Чиновник мог и не знать об ошибке. Например, изучив выписку из банка, написать доходы в гривнах, вместо долларов, или забыть о своих вещевых или корпоративных правах, которые достались ему по наследству», — сказал правозащитник, и добавил, что, таким образом, «наказание служащего не соизмеримо с общественной опасностью несвоевременной подачи декларации».

Ростислав Кравец уточнил, что цель уголовной ответственности – как наказание, так и воспитание, предотвращение правонарушений.

«За забытую четверть квартиры или несколько квадратных метров земли нужно декларанта привлекать к административной ответственности и, возможно, увольнять, а все остальное притянуто за уши», – резюмировал он.

Нардеп и заместитель председателя комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Виталий Куприй не согласен с ним, поскольку считает, что за декларирование недостоверной информации нужна более строгая ответственность, а проблема заключается в выборочном исполнении законодательства.

«Я думаю, что это (освобождение декларантов от ответственности судами — Ред.) стратегически избранный курс судами, продиктованный администрацией президента, а именно Алексеем Филатовым. Цель – завалить систему антикоррупционных инструментов, связанных с декларированием. Более того, такая ситуация не только во время суда, но и следствия», – считает Виталий Куприй.

Народный депутат рассказал журналисту 368.media о своем заявлении с требованием открыть уголовное производство по факту недостоверного декларирования сотрудником полиции Днепра.

«Знаете, даже после открытия производства никто не провел хоть какой-то проверки, даже по заниженной цене на автомобиль, да и правоохранители очень вольно толкуют решения НАЗК, поэтому производство закрыли», – пояснил он.

По мнению нардепа, такие манипуляции с законодательством для освобождения от ответственности чиновников правоохранители делают за взятки или по договоренностям «ты меня не трогай, а я – тебя». Также он обвинил представителей т.н. власти в борьбе с ей неугодными.

«Сейчас НАЗК проверяет лично меня по заявлению гражданина, который сам заявил мне, что ничего такого он не писал. Власть фальсифицирует проверки, а НАЗК это принимает как должное. Выборочность правосудия — налицо», – добавил он.

Ученые в таких приговорах судов ничего предосудительного не видят. По словам доцента кафедры уголовного права НУ «Одесская юридическая академия» Дмитрия Михайленко, «обсуждаемое преступление не является коррупционным».

«Оно связано с коррупцией, поэтому в таких судебных решениях я не вижу проблем», – пояснил он.

По его мнению, даже после таких решений устанавливается реальное имущественное состояние служащих с целью возможного привлечения к ответственности за незаконное обогащение (ст. 368-2 УК). Дмитрий Михайленко также утверждает, что в соответствии со статьей 65 закона «О предотвращении коррупции» таких чиновников должны привлекать к дисциплинарной ответственности: начальство обязано сделать им выговор или уволить с должности.

Еще несколько лет назад мы могли только догадываться о реальном имущественном состоянии наших чиновников и депутатом, а на данный момент только в реестре деклараций НАЗК почти 1,5 млн документов. Украинское общество сейчас живет ожиданием «посадок», но что это изменит, если все-таки сажать будут? Как мы уже писали, уголовная ответственность – это крайний шаг публичного принуждения к общественно позитивному поведению, поэтому не нужно возлагать на него все надежды. Для нормального развития государственного аппарата должны работать все возможное механизмы, начиная от предотвращения правонарушений и привлечения к ответственности за те, деяния, которые могут повлечь за собой совершение коррупционных преступлений. Поэтому обществу нужно воспринимать освобождение от ответственности за нарушения с декларациями как один из рубежей противодействия коррупции, после которого нарушители все же подадут реальную декларацию и, возможно, понесут уголовную ответственность, например, за незаконное обогащение, или же административную.

368.media
_________________________________
EEFGroup
Восточно-Европейская Финансовая Группа
кредит, инвестиции, лизинг

Отправить комментарий