среда, 7 июня 2017 г.

Коллекторы и юрлица: с бизнесом не церемонятся



Чем отличается поведение коллекторских структур в отношении должников-физлиц и бизнесменов

Нестабильная политическая и экономическая ситуация в Украине последних лет, уход с рынка множества банков, инфляция и курсовые колебания привели к тому, что отношения между финансовыми учреждениями и их заемщиками крайне обострились. Финансовые трудности, коснувшиеся граждан и бизнеса, повлекли за собой невозможность (а порой – и простое нежелание) возвращать взятые кредиты, что, в свою очередь, сделало куда более востребованными услуги коллекторских фирм. При этом поведение коллекторов в отношении физических и юридических лиц отличается. Если в первом случае могут срабатывать какие-то морально-этические барьеры, то в случае с бизнесом особых колебаний нет.


Бизнес, попавший в долговую яму, можно разделить на две категории. Первая – это ФОПы, вторая – акционерные общества, ООО, то есть, более крупный бизнес. В первом случае речь идет о физических лицах -предпринимателях, которые, к примеру, брали кредиты и не могут их вернуть. По сути, они от физических лиц мало чем отличаются, потому что в огромное количество ФОПов в свое время брали кредиты на бизнес. Но это название только такое – кредит на бизнес. Ведь в случае невозврата кредита природа работы коллекторов такая же, как с простым «физиком». Они просто забирают его жилье в счет долга.

Бывает, что ФОП оформил кредит под какое-то целевое назначение. Однако и в этом случае он часто закладывает жилье. И даже если он попытается пройти через процедуру банкротства, это его «обеляет», но своего имущества он все равно лишается в счет погашения долга – даже если это его единственное жилье.

Другое дело, если ФОП брал кредит на землю под строительство каких-то офисных или складских помещений. Тогда тема теряет свою социальную остроту – как в случае, если, допустим, за неуплату долга единственного жилья лишается вся семья. Если же в залоге складское помещение – никаких церемоний быть не может: это бизнес, это доходы, и здесь мы уже не говорим о том, что у человека забирают последнее. Значит, ситуация проще, и никаких серьезных разборок в этой отрасли не предусматривается, – все зависит исключительно от позиции этого бизнесмена: насколько он хочет и готов бороться за свои объекты. Но, по сути, сценарии точно такие же: это те же суды, обжалования перерегистраций и так далее.

Если в случае с физическими лицами, когда речь идет о квартире, где, допустим, живут дети, коллекторы могут действовать более бережно, то в случае с бизнесовыми активами они ведут себя куда решительнее. Раз речь идет исключительно о коммерческих помещениях, можно спокойно нагонять «титушек», физически захватывать объекты.

Хотя у коллекторов и нет особой жалости к бизнесу, разборок между коллекторами и «бизнесовыми» должниками гораздо меньше, чем в случае с физическими лицами
Коллекторы, кстати, больше «любят» именно коммерческую недвижимость. Да и банки ее с легкостью отдают коллекторам. С одной стороны, коммерческая недвижимость дешевле жилой. Но с другой – ее гораздо проще забрать в счет долгов, поскольку там никто не прописан, а, значит, никого не нужно выселять. Да и продать складские помещения или офисы легче, чем квартиру. И если за жилье прежние собственники будут более активно бороться, судиться, то за коммерческую недвижимость – вряд ли. Правда, речь идет только о небольших помещениях, поскольку более крупные либо выкупаются, либо банки продают их через исполнительную службу, на открытых торгах.

Например, рестораны, или гостинично-ресторанные развлекательные комплексы. Банки стараются вопросы с такими залогами решать более-менее в цивилизованном русле, и к коллекторам они редко попадают, поскольку стоят достаточно дорого. В моей практике был случай, когда клиент взял в банке $1,5 млн под залог гостинично-ресторанного комплекса на Обуховском шоссе. Это огромное здание ресторана, множество подсобных строений, гостиница, отдельный банкетный зал, большая территория в несколько десятков соток. Когда начались проблемы, банк выставил все это на продажу. В результате договорились таким образом: имущество, которое выставлялось за 18 млн грн, купила компания, аффилированная с бывшим владельцем. А фактический должник, которому ранее это все принадлежало, стал просто этим всем управлять.

При этом, хотя у коллекторов и нет особой жалости к бизнесу, разборок между коллекторами и «бизнесовыми» должниками гораздо меньше, чем в случае с физическими лицами. «Выбиватели долгов» гораздо реже входят с ними в такое жесткое противостояние, как с обычными должниками. Как правило, пытаются договориться, и коллекторы соглашаются взять минимальные суммы. Кроме того, бизнес, в отличие от «физиков», понимает: да, брал, нечем отдать, значит, надо отдавать залог.

Стоит отметить, что в последнее время украинские предприниматели начинают эти вопросы решать в более цивилизованной плоскости. По наблюдениям автора, открытую борьбу начинают около 20% бизнесменов. Остальные же либо пытаются договориться о том, что часть активов коллекторы отдают им на откуп, либо реализуют имущество, если есть покупатели, и расплачиваются с долгами.
_________________________________
EEFGroup
Восточно-Европейская Финансовая Группа
кредит, инвестиции, лизинг

Отправить комментарий